Tag Archive for революция

Частушки о гражданской войне

1919 г

***

Заиграй, играй, гармошка,

Про гражданскую войну,

Как мы били белых гадов

На Украине и Дону.

***

Бела гидра вся собралась

На Кубани и Дону.                       |

И помчались быстрой лавой

Вдруг на Красную Москву.

***

Долетела до Орла,

А назад уж как драла…

Красна армия свободно,                 

Без препятствий все брала.

Read more

Меньшевик Ларин-Римский против товарища Ворошилова

Тимур Хакимов

В Луганске Городской общественный комитет был создан 3 марта 1917 г. в составе 25 человек во главе с поручиком лейб-гвардии помещиком Кудряшовым. Комиссаром Временного правительства в Славяносербском уезде, вместо смещенной царской администрации, был назначен социалист-революционер Нестеров.

Одновременно с этим в городах, поселках, на рудниках начали создаваться советы рабочих депутатов. 8 марта 1917 г. оформился Луганский Совет из 60 представителей. Его основу составили меньшевики и эсеры, и лишь четвертая часть депутатов была представлена большевиками. Их в Луганске на тот момент было всего около 100 человек. Главой Совета был избран меньшевик Г.М. Ларин-Римский, редактор газеты «Донецкая жизнь».

28 марта в Луганск приезжает Климент Ефремович Ворошилов вместе с женой – Екатериной Давыдовной. Его приезд сразу же произвел в настроении Луганского Совета перелом. Ворошилова избрали председателем Луганского комитета большевиков и ввели в состав Совета. Количество большевиков насчитывает уже около 1500. В середине мая первая районная конференция советов избирает Климента Ефремовича председателем районного бюро.

На состоявшихся в начале августа выборах в городскую думу из 75 человек было избрано 29 большевиков. Эсеры совместно с еврейской организацией «Серп» получили 18 мандатов, меньшевики и бундовцы получили в 3 раза меньше мест, чем большевики; кадеты – лишь 2 места. Председателем думы был избран К.Е. Ворошилов 43 голосами «за» при 2 «против», днем позже городским головой – большевик А. Червяков. И это при наличии в городе 21 партии.

Продолжение следует

Книга существует в рукописи. Но нам бы хотелось опубликовать ее на бумаге. Мы ищем издателя или спонсоров. Кто может помочь с этим вопросом обращайтесь в редакцию: zaslavskaja@gmail.com, niofterna@gmail.com

Луганск при временном правительстве: Гапончик, Лимончик и Япончик

Тимур Хакимов

Не имея хотя бы общего представления об истории Гражданской войны в России невозможно полностью понимать процессы, происходящие в современности, в особенной степени в Донбассе. Наш край, частично занимавший территорию Екатеринославской, Харьковской губерний и Области Войска Донского, сразу же после Октябрьской революции 1917 г. стал ареной ожесточенной борьбы в результате жесткого противостояния Украинской Центральной рады, «Войскового правительства» Донского казачества с одной стороны, и Советской власти – с другой.

В.И. Ленин в апреле 1920 г. говорил: «Казалось что дело советской республики безнадежно, что Советская Россия — самая слабая, самая отсталая, самая разоренная страна, не сможет устоять против капиталистов всего мира. Богатейшие державы мира оказывали в этой борьбе русским белогвардейцам помощь, они сотни миллионов рублей выкинули на эту помощь… Естественно казалось, что это безнадежное предприятие, что Россия не устоит против военных держав мира, которые сильнее нас. Но, однако, такое чудо оказалось возможным, и за эти два года Советская Россия чудо это сделала. В войне против всех богатейших держав мира Советская Россия оказалась победительницей».

Попробуем на примере событий, происходивших в тот период в нашем городе, о котором современники говорили: «В Луганске, как в зеркале, отражаются все этапы революции», разобраться, как «чудо» стало возможным.

В Луганске политическая картина была столь же пестрой, как и во всей стране. Февральская революция разбудила к общественной жизни людей, ранее не принимавших сознательного участия в политике. В городе, кроме большевиков и меньшевиков, вышли на политическую арену эсеры. Были также еврейские национальные партии и группы. Из мелких социалистических партий и групп следует упомянуть украинских и польских социал-демократов. Правое крыло составляли кадеты, «народные социалисты», союз домовладельцев, существовал крестьянский союз. Открыто националистическое движение было представлено в Луганске украинской «Просвитой». По улицам города ходили, размахивая черными флагами, анархисты. Временное правительство 11 марта 1917 г. упразднило Департамент полиции, был «похоронен» и Отдельный корпус жандармов, по ночам в городе хозяйничали банды Мишки Япончика, возвращавшегося с каторги к себе в Одессу, каменнобродского «авторитета» Саньки Гарькавого по кличке «Лимончик», еще одной местной знаменитости – «Гапончика» и других. Всех их, как магнитом, манил к себе, в первую очередь, Луганский патронный завод, который в начале XX века по производительности прочно удерживал второе место (после Петербургского) и выпускал до 45% всех патронов в Российской империи.

Сразу же после революции в уездных центрах были созданы гражданские и общественные комитеты безопасности, а также назначены губернские и уездные комиссары — представители Временного правительства на местах.

Донбасс в огне

«Одуванчик» начинает проект «Донбасс в огне». Проект посвящен столетию Революции 1917 года и роли Донбасса в этих судьбоносных для России и для мира событиях.

В наши дни, как и сто лет назад, Донбасс в огне. В 1917 – 1920 гг в Донбассе разворачивались события гражданской войны, включающие как создание нового общественного строя, так и борьбу с интервенцией других государств. С 2014 г по настоящее время в Донбассе так же идет война – как и сто лет назад, здесь столкнулись два культурных мира, две цивилизации – западная и русская. Каждая предлагает свой вариант мироустройства, свое мировоззрение, свой единственно верный путь, исключающий все остальные, и точкой столкновения этих сил оказался Донбасс. Здесь снова вершится история, и мы хотели бы напомнить о сломе эпох сто лет назад и провести аналогии с переменами нынешнего времени.

Нами создана одноименная книга. Она состоит из трех разделов. Первый раздел «1917. Ветры буйные бушуют, тучи грозные плывут…» посвящен событиям столетней давности, их предыстории и развитию в ходе Гражданской войны на Донбассе. Второй раздел «2017. Русские с нами и красное знамя…» изображает современную войну, идущую здесь с 2014-го года. Третий раздел «Связь времен» представляет собой попытку обнаружить какие-то общие черты происходящего, понять, что связывает эти две эпохи, разделенные целым веком: случайно ли вновь огонь вспыхнул именно здесь или тому были серьезные причины.

История должна осмысляться. Любое событие попадает в культурное ядро цивилизации, будучи преображенным с помощью средств культуры — когда о нем поют, пишут, рисуют, создают философские очерки. Гомер сказал, что боги посылают людям приключения, дабы певцам было о чем петь. Борхес развивает эту мысль — все происходящее с нами вносится в книгу, которую мы пишем своими судьбами, а поэты, писатели, философы еще и словами.

Книга существует в рукописи. Но нам бы хотелось опубликовать ее на бумаге. Мы ищем издателя или спонсоров. Кто может помочь с этим вопросом обращайтесь в редакцию: zaslavskaja@gmail.com, niofterna@gmail.com

Сегодня мы начинаем публикацию избранных отрывков из книги.

Новый проект «Донбасс-17. К столетию революции»

Совместный проект Одуванчика и Философского Монтеневского общества: «Донбасс-17» посвящается годовщине событий 1917 года.

В наши дни, как и сто лет назад, Донбасс в огне. Здесь происходят важные события, определяющие направление истории и духовный климат общества. Деятели культуры, в частности ФМО, хотят напомнить об историческом переломе прошлого и провести аналогии с переменами нынешнего времени. История должна осмысляться. Любое событие попадает в культурное ядро цивилизации, будучи преображённым с помощью средств культуры — когда о нём поют, пишут, рисуют, создают философские очерки. Гомер сказал, что боги посылают людям приключения, дабы певцам было о чём петь. Борхес развивает эту мысль — всё происходящее с нами вносится в книгу, которую мы пишем своими судьбами, а поэты, писатели, философы ещё и словами.

Проект объединит тексты, относящиеся в событиям столетней давности и нынешнему времени. Это будут небольшие по объему поэтические, прозаические и философские тексты, а также дневниковые записи и мемуарная литература. В проекте могут принять участие все желающие. Если у вас есть любимое произведение, посвященное гражданской войне на Донбассе или нынешним событиям, если какая-то мысль кажется вам верной и необходимой для понимания этих событий поделитесь с читателями Одуванчика.

По результатам этого проекта ФМО и Одуванчик планируют подготовить сборник  в электронном виде и по возможности издать его на бумаге.

Тексты вы можете опубликовать в группе Одуванчика ВК и в ФБ с тегом #донбасс17 или же присылайте на почту: oduvanchik.lugansk@gmail.com

 

«Окаянные дни»: 100 лет назад и сегодня

Лемурка

«Окаянные дни», похоже, читали все, кроме меня. Ну и я теперь асилила.

Мои впечатления:

  • Очень злободневно звучит. Ну очень-очень-очень злободневно. Бунин высказывается примерно в том же хейтерском ключе, как сегодня половина фейсбука вещает (либеральная половина, заметим). Некоторые пассажи выглядят, как будто сейчас из бложика Сергея Пархоменко (ну, Бунин, несомненно, много талантливее, но градус ненависти – схож).
  • Бунину аж дурно от того, в каких условиях он живёт и с каким быдлом сталкивается. Его в самом прямом смысле «аж трисёт» – постоянно упоминает о разных проявлениях соматизации: руки тряслись, ноги подкашивались, шёл как пьяный, мороз в голове, услышал новость – и чуть не упал. Тут, конечно, человека жалко – эк его колбасит.
  • При этом он совершенно нерефлексивно ненавидит происходящее вокруг и даже не пытается вникнуть в положение других, проявить эмпатию. Не, нуачо? Всё ж было суперски, ему всегда жилось тепло, сыто и удобно; антоновские яблоки, деревенские девки, вот это вот всё. Самая тягостная проблема описывалась  в "Чистом четверге": когда дама обманула – дать дала, а замуж не пошла. А потом вдруг бац – и набежала вся эта злобная матросня, жиды и недоучившиеся студенты с наганами. Затрясёшься тут от ярости. Откуда вы все выползли, спрашивает автор, ну чего вам не жилось? Мне же вот жилось отлично. Без вас-то.
  • Бунин явно привык жить сыто, по-барски, это для него правильно, нормально, естественно. Как выживает прочая голытьба, его в душе не интересует. Историйка: Бунин покупает фунт табаку, вывешивает в окне между фортками («чтобы не сох»). На следующий день – звон разбитого стекла, улепётывающий голодранец с табаком. «Везде грабёж!» – возмущен Бунин. Да, нехорошо как-то, барина обчистили. Ему теперь неприятно, он обижен и возмущён. О том, чтобы пожалеть кого-нибудь нищего на улице, купить что-то из жалости у обедневшего или просто подать бедняку – о таком ни разу не сказано (не знаю, делал ли он это; но точно не упомянуто); видимо, не случилось ничего такого, от чего шевельнулось сочувствием бунинское сердце. О том же, какие лишения претерпевает он сам (грубость, гадость, хамство, грязь, дороговизна; жену его могут облапать на улице) – об этом упоминания на каждой странице. С большой причём ненавистью. Других же ему не жаль ни секундочки – ни ближних, ни дальних.
  • Вообще очень заметно, что внешнюю сторону происходящего Бунин описывает в своей фирменной стилистике, тонко подмечая детали («широкие, крепкие спины извозчиков»; «раздувающиеся ноздри матросов», их адские клеша и переизбыток оружия) – а внутренняя жизнь людей вокруг его не интересует ну совсем ни капельки. Ни одной попытки узнать, чем живы другие, вникнуть в душу. Только ярлыки, хейтерство, злопыхания.
  • «Улица безъязыкая» явно не в состоянии объяснить культурному и начитанному барину, что именно их не устраивало в прежнем, таком для него сладком укладе жизни. Бунин раздражается: «Да что это вы всё поминаете Салтычиху» – то есть, похоже, что в публицистике тех времён упоминалась эта изуверка. Действительно, тут не поспоришь: Салтычиха была давно и её даже наказали. Обитатели улиц, вот эти тогдашние 84% – явно говорят на другом языке, на нём и выражают свои претензии. Культурный, начитанный аристократ и помещик просто живёт в другом мире, с другими интересами и проблемами. Его не волнуют сложности «пролов», ему было всегда всё норм. Тем удивительнее и неожиданнее для него оказывается социальный взрыв. То есть, народ не умеет объяснить интеллигенции своих проблем, а интеллигенция просто не интересуется, как на самом деле живётся народу. Знаете, а за 100 лет ничего не изменилось; и сегодня всё так.
  • За собственный дискомфорт и неудобства Бунин ненавидит всё и всех совершенно утробно, хтонически (как тут не вспомнить недавние пармезанно-хамонные волнения в фейсбуках и призывы к топору от некоего фрилансера, который внезапно обнаружил, что привычная продовольственная корзина из деликатесов и лакомств внезапно подорожала). Где-то с середины текст написан чистым ядом; ненависть брызжет из каждой бунинской строчки.
  • Автор постоянно делает далеко идущие глубокомысленные выводы из каждой мелкой ситуации, которая случается с ним или вокруг в мире (а тут вспоминаются блоггеры, которые примерно раз в неделю-две публикуют заявления: «Ну вот, началось…» — маркером этого «началось» может служить, кроме шуток, что угодно). Сейчас читать эти бунинские заметки и смешно и любопытно: кто все эти люди, с которыми он связывал существенные, важные грядущие перемены? Неизвестные фамилии, ничем не прославленные.
  • Ещё одно забавное свидетельство истории вековой давности – заголовки газет. Из тех, что упомянуты, понятно, что большевикам в те поры было глубоко и искренне наплевать на всё, что творится в России: они и правда ждали «пожара мировой революции». Цитируемые Буниным заголовки так и кричат: вот же, вот, вот, товарищи, немного осталось – щас полыхнёт!!! Как-то понятнее становится, почему такая фигня и беспредельщина творились: похоже, на внутренние дела и проекты большевики переключились несколько позже (замутили всякие там ГОЭЛРО и прочие НЭПы), а тогда в приоритете была политика внешняя.
  • Часты упоминания о встречах автора с вооружёнными людьми, которые либо молча мрачны, либо беспричинно жестоки. Опять-таки, это перекликается с историями о сегодняшних днях ополчения, когда у «человека с ружьём» от близости собственной смерти, а также от потенциальной лёгкости убийства слегка (или не слегка) съезжает крыша. (Где-то в блогах встречала историю от журналиста, который приехал на Донбасс, подошёл к ополченцу и стал выпрашивать шеврон: «Я их коллекционирую». Тот, не мудрствуя лукаво, предложил убираться подобру-поздорову, не то шлёпнем тебя, дядя. Журналист почёл за благо отвалить). Вооружённая солдатня регулярно врывается к Буниным в квартиру, ищет кого-то (или чего-то), потом отваливает, потом снова врывается. В какой-то момент у него заканчиваются даже силы их за это ненавидеть.
  • Забавно выглядят (и я тоже нахожу параллели с сегодняшними днями) попытки объяснить происходящее с «научной» точки зрения – привлекая антропометрию, Ломброзо, «теорию личности преступника», вот эту вот всю гуманитарную муть. Да-да, и про «красивые лица» у Бунина тоже есть, вы не поверите! Правда, Бунин был ещё и образованным человеком (чем наши креаклы похвастаться не могут). Поэтому Бунин пространно рассуждает о деятелях Великой Французской революции, находя их такими же подлыми, жестокими, развратными мутантами, какими, несомненно, являются вожди большевиков; а нынешним креаклам удаётся только ляпнуть: «население России восемь миллионов». Тут, несомненно, разница есть.
  •  

Резюме: не, ну что-то надо уже делать. Вот уже 100 лет что ни делаем – всё равно, как в том анекдоте, пулемёт получается. Почему образованному классу настолько искренне начхать на собственный народ? Откуда этот паразитизм и любовь исключительно к хамонусобственному набитому брюху и сытой, беззаботной жизни? Откуда это глубокое, истовое нежелание увидеть, за чей счёт живешь? И можно ли это изменить?..