Tag Archive for СССР

Імперські комплекси України

ltvСтаніслав Маковецький

Підтримку постраждалих та упосліджених в імперських лабетах народів і народностей, таку щиру на зорі нашої незалежності, ніби вітром звіяло

Україна – не імперія. Ба більше: українці завжди протиставляли себе імперським ідеям та амбіціям і пишалися тим, що всіляко чинили опір усім намаганням утягнути себе в імперську орбіту – чи то під польськими, чи то під австрійськими, чи то під російськими прапорами. Українська історіографія старанно колекціонувала свідчення тяжкого гніту вкраїнського народу в умовах тривалого іноземного поневолення: і культурою нашою погорджали, і за чужі інтереси гинути змушували, і мову забороняли. Хоча треба визнати, що історія нашої землі таки створює щедрий ґрунт для таких поглядів: утисків і наступних за ними народних повстань, як і всіляких там «валуєвських циркулярів» і «емських указів» у ній було чимало.  

Read more

Отцы и дети: любовь или …?

Алёшкина Мечта

Дерусификация Тургенева. Окончание


Фенечка дерусификатора
 

Второстепенные женские образы Кати Одинцовой и Фенечки, несущие свою смысловую нагрузку (а как иначе в серьезном произведении), конечно, тоже претерпели метаморфозы, соответственные времени.

Read more

Отцы и дети: Одинцова Анна Сергеевна

Алёшкина Мечта

Дерусификация Тургенева. Часть восьмая

Однако обратимся к женским образам. 


Анна Сергеевна-2008

Сначала — к Одинцовой Анне Сергеевне – женщине просвещенной, сочетавшей красоту с умом столь же пронзительным. Проблематика ее образа актуальна во все времена: как остаться собой, отдав себя другому, где грань между самоотдачей и самоуничижением, что в браке важнее: разум (идеологическое единомыслие) или чувства? Возможно ли быть счастливой, когда твое благополучие суть плод рабского труда?

 

Read more

Отцы и дети: отцы

Алёшкина Мечта

Дерусификация Тургенева. Часть седьмая

В славном 2008-м для создания необходимого антуража для столь «высокодуховной личности» был создан богатый второй план. Каждая сцена – маленький «шедевр», прозрачно намекающий на убогость и скудоумие наших соотечественников. За 4 серии представлено 6 сценок заднего плана: мужички, работая на крыше, снизу закидывают на нее веревку (подняться не догадываются), а она все падает и падает; 1 бревно, не самое большое, несут 6 человек; 1 баба ловит курицу, а 6(!) наблюдают за ее неудачами; 2 эпизода посвящены ремонту моста (работать, судя по всему, люди просто не умеют, чинить его им с такими заходами ещё долго); грузили на тачку глину, грузили, втроем даже, а все равно перевернули. Апофеозом совокупного образа русского мужика стал визави Базарова по вопросу мироустройства в понимании крестьянства:

И везде, где только можно, персонажи максимально раздеты, распоясаны, расхлябаны. Особенно "порадовала" сцена с маленьким сыном Фенечки, к которому ночью вызвали Базарова.

Read more

Отцы и дети: дуэль

Алёшкина Любовь

Дерусификация Тургенева. Часть шестая

Особо показательны эпизоды в беседке с Фенечкой и дуэль по этому поводу с Павлом Петровичем. Образ Базарова начинает приобретать вполне законченные черты, в каждом случае свои. В результате имеем три разных личности: Человека, человека и человечка.

В инциденте с Фенечкой, во всяком случае, инициатором выступил Базаров, поступок его очевидно неблаговиден, это очередная его ошибка, уступка своему эго, отнесение себя к тем, кто «право имеет». Интересно, как по-разному он ее оценил, как провел ту самую «работу над ошибками». 

В 21-м веке ответственность пока – редкий зверь. Отвечать за свои проступки? Вот скука-то какая. И, замечу, никакого сожаления о содеянном. «Тыыы не только съела цветы…»

Судьба цветка из 80-х и вовсе незавидна: выронили и затеряли в общей куче. Символично.

1958-й год: подаренная Фенечкой роза бережно убирается в карман\петлицу. Базаров готов ответить за свои действия; этот цветок – красная роза – символ не только страсти, но и бережного отношения к ней, равно как и к женщине, вызвавшей это чувство.

Read more

Прощание Одинцовой с Базаровым

Алёшкина Мечта

Дерусификация Тургенева. Часть пятая

Казалось бы, что можно исказить в эпизоде прощания Одинцовой с Базаровым, когда предполагается, что расстаются они навсегда? А это смотря про что снимать.

Если Тургенева И.С. экранизировать, то мы видим жест, характерный для 60-х гг. 19-го века, принятый между людьми просвещенными, эмансипированными, передовыми. Рукопожатие вполне уместно, так как расстаются они именно друзьями, идущие в одном направлении, пусть и разными дорогами. И несложившаяся любовь, создавая некоторую неловкость, не исключает товарищеских отношений. Евгений Васильевич – человек сильный именно тем, что в состоянии контролировать свои желания, понимая важность самодисциплины. Особо подчеркивается возможность и нормальность подобных взаимоотношений между мужчиной и женщиной.

Что же хотели нам сказать в 1983м году? Откуда взялись эти пораженческие позы и жесты? И это при дословном воспроизведении текста романа. То есть жалости Базарову не требуется, милостыни он не приемлет, однако выказать свою несчастность и страдания считает возможным.

Read more

Базаров: от нигилиста до креакла

Алёшкина Мечта

Дерусификация Тургенева. Часть четвёртая

Знакомьтесь, Евгений Васильевич Базаров образца 1958-го года. Идет на пруд лягушек ловить. Рубашка заправлена, одежда чистая. К слову, плащ и сапоги он снимет, а брюки закатает, перед тем как в воду лезть. И это — нормально. Он нигилист, и авторитеты отрицает, а не здравый смысл.

Опрятность внутренняя — она не в последнюю очередь во внешнем порядке отражается:

В год 1983-й простоту сменяет постоянный скрытый вызов, появляется нарочитая небрежность в одежде (плащ мокрый или грязный – деталь неслучайная), жестах, поступках. 

Read more

От экранизации к мелодраме «по одноимённому роману»

Алёшкина Мечта

Дерусификация Тургенева. Часть третья

Первая советская попытка киноосмысления романа была осуществлена в 1958-м году, жанр — драма. Следование сюжету – неукоснительное, почти все фразы – дословные цитаты, причем выбор текста сделан мастерски, идеологические акценты расставлены четко и однозначно: дворянство себя исчерпало как класс, крестьянство задыхается в нищете, новомодное течение — нигилизм — оказывается несостоятельным даже в лице одного из лучших своих адептов. Версия рассчитана, в первую очередь, на читателя, знакомого с первоисточником, и помогает ему понять прочитанное. В картине практически отсутствует второй план, на него не выделено ни времени, ни усилий, все внимание – основной идее, полноценному раскрытию образов. Редкое исключение: Аркадий с Евгением встречают мужиков, про которых им поясняют, мол, с горя пьяные. Базаров произносит ключевую фразу: "Кругом нищета!" Обратите внимание: русский мужик пьет не по привычке, не от безделья, это трагически вынужденное состояние.    

С первых кадров приятно удивляет, что, несмотря на скромную продолжительность (всего 96 минут) было собрано 2 тройки для эпизода приезда друзей в имение Кирсановых. И дело не только в педантичном внимании к деталям.
Рассказывают, что как-то у одного еврея спросили, какой народ самый экономный. Он ответил: русские, потому что это они изобрели самую экономную конную запряжку. Тройка – символ России, ее гордость, престиж, национальное достояние, уникальное явление:

Read more

Базаров и Фенечка. Гаерство и флирт.

Алёшкина Мечта

Дерусификация Тургенева. Часть вторая


91.jpg
Неожиданный ход, "творческая находка". Чтобы так извратить авторскую мысль, нужна определенная наглость. И уверенность, что зритель, хотя бы и подсознательно, ждет этого, готов принять.Так начиналось извращение любви в голый секс у целого народа — с аудитории фильмов-спектаклей.

Read more

Отцы и дети: конфликт версий

Алёшкина мечта

Дерусификация Тургенева. Часть первая. 

" Из всех искусств для нас важнейшим является кино" В.И.Ленин

Годы идут, малограмотный пролетариат и неграмотный крестьянин канули в лету, а кино осталось вполне способным к конкуренции по части доходчивости, а точнее – по силе воздействия на умы масс. И важность эго искусства неоспорима: сила воздействия – максимальная, как по охвату количественному, так и по легкости восприятия информации. Недаром говорят, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. И дело отнюдь не в том, что мы стоим на одном уровне с низами общества начала прошлого века, а в том, что особенность зрительного восприятия, его связь с ассоциативным и подсознательным настолько крепка, что волей-неволей зритель не просто смотрит, но запоминает, ассоциирует, формирует отношение к происходящему на экране. Процесс этот вполне управляем, научно обоснован и в полной мере используется производителями киноиндустрии, в соответствии с поставленными перед ними целями.

Экранизация классической литературы, той самой, знакомой нам со школьной скамьи, стоит на особом месте. С одной стороны, некоторое понятие о ней, хотя бы и самое поверхностное есть у всех. С другой стороны, включение в школьную программу означает некую важность данного произведения для развития человека, формирования у него правильной системы ценностей, становления жизненной позиции и духовного роста. Именно поэтому использование школьного курса очень коварно. Сколько ни читай, сколько не разбирай, если до этого вообще дело дойдет, визуальный эффект окажется сильнее. Если только зритель в массе своей не начнет очень внимательно не только воспринимать, но и анализировать, сравнивать, оценивать. А это уже, согласитесь, выходит за рамки понятия кино как средства развлечения. И далеко не каждому интересно, ибо работы ума требует.

Read more