Tag Archive for Великая Отечественная война

Война и порнография. Три стихотворения о войне в проекте «Новая поэзия»

На  проект «Новая поэзия» российского издания «Афиша Daily»  обратила мое внимание подруга. Афиша публикует три стихотворения определенной тематики, и авторы этих стихов комментируют их, рассказывая, как создавались произведения. Тематика подборок, как правило, лежит в области либеральной повестки, например: «Красный день календаря: три стихотворения о менструации», «Слушай они убьют меня: три стихотворения о расизме» (в эту подборку почему-то попало стихотворение Всеволода Емелина «Скинхедский роман»),   «Познакомьтесь с квир-поэтом…. » (квир –  собирательный термин, используемый для обозначения человека, относящегося к сексуальным и гендерным меньшинствам) и т.д. и т. п.  Все эти темы на грани хайпа и порнографии. Поэтому,  когда я увидела название: «По окончании войн не знаешь, что делать: Три стихотворения о войне и жизни после нее», я насторожилась! И не зря.  Стихи, опубликованные в день нападения Германии на Советский Союз 22 июня 2020 года, выражают представление о войне тех людей, которые не воевали,   не побеждали, не хотят и не могут оценить то, что было сделано в военные годы.

Хотя войну Украины и Донбасса, я переживаю в Луганске, в прифротовом городе, имею опыт пребывания в этом пространстве, я  не считаю, что о войне может писать только тот, кто воевал.  Яркий пример обратного дает поэт Владимир Высоцкий, который написал ряд великолепных песен о войне в силу того, что он разделял взгляды и ценности тех кто воевал. Если говорить по-научному имел с ними общую идентичность. Его собственное воображение и опыт подсказывали ему единственно верные слова.

Совсем другое дело поэты Федор Сваровский, Елена Ефимова и украинский автор Борис Херсонский. Read more

Я жил в такие времена

Лето выдалось урожайным в творческом плане. А осень, как известно, время сбора урожая. Но прежде чем я начну рассказ о книгах, которые вот-вот увидят свет в Луганской Народной Республике, я хочу рассказать вам о литературных проектах, которые реализуются в ДНР. И хотя проехать туда луганчанам сейчас нет возможности, ничто не помешает нам узнать, что за книги вышли там совсем недавно.

В то время, пока Украина отходила от празднования дня Независимости, донецкие писатели отмечали выход книги «Я жил в такие времена». Презентация состоялась 25 августа в Донецке, в Доме работников культуры. В сборник вошли стихотворения и проза участников открытого литературного конкурса «75 лет Великой Победы. И вновь зовут колокола святые!». Инициаторами конкурса стало Управление культуры администрации города Донецка, Союз писателей ДНР, Дом работников культуры города Донецка.

Строка из стихотворения поэта-фронтовика Николая Рыбалко «Я жил в такие времена» послужила названием книги. Николай Рыбалко ушел на фронт добровольцем. Был принят в Барнаульское миномётное училище. В июне 1942 года лейтенант Рыбалко принял первый бой под Воронежем, тогда же получил первое ранение и первую награду – орден Красной Звезды. Противотанковая батарея под его командованием принимала участие во многих кровопролитных боях, среди которых – крупнейшее танковое сражение под Прохоровкой, на Курской дуге. Освободительными боями в составе 38-й армии Николай Александрович прошёл всю Украину – от Сум до Львова. За форсирование Днепра южнее Киева он был удостоен ордена Красного Знамени. 3атем были бои под Корсунь-Шевченковском, вновь ранение и еще одна награда – орден Красной Звезды. Прошел с освободительными боями Польшу, дошел до Одера. 1945 год встречал на немецкой земле. В феврале 1945-го на Одерском плацдарме гвардии капитан Рыбалко был тяжело ранен. Прошли долгие месяцы лечения в госпиталях, но медицина, увы, была бессильна, он навсегда потерял зрение. Тогда ему было только 23 года.

Я жил в такие времена (отрывок)
Я жил в такие времена,
В такие дни, в такие даты!..
Меня, безусого, война
До срока призвала в солдаты,
И в краснозвездного меня
Сто пушек целилось, наверно.
Москву собою заслоня,
Весь мир прикрыл я в сорок первом…

Антология «Я жил в такие времена» имеет два раздела: «Поэты Донбасса – участники Великой Отечественной войны» и «Современные поэты и прозаики Донбасса». Read more

На огненной черте: литература о Великой Отечественной войне в Донбассе

Андрей Чернов

Литература выступает универсальным хранилищем народной памяти. Сменяются поколения, меняются формы государственного устройства и правления. Но народную память о прошлом сохраняет литература в своих памятниках – стихотворениях, прозе, драматургии, публицистике.

И любой желающий может прикоснуться к этой сокровищнице – стоит лишь взять книгу, как простые слова пробуждают голоса прошлого. И пламя самой жизни прошлого передаётся нам – через многие годы, может быть, даже тысячелетия. Помните, у Ивана Бунина:

Молчат гробницы, мумии и кости, —

Лишь слову жизнь дана:

Из древней тьмы, на мировом погосте,

Звучат лишь Письмена.

Выходит, не такие уж и простые они, эти слова, которые хранят память о прошлом, которые способны передать знания о прошлом. Сохранить всё без искажения, без наносной мути политической конъюнктуры.

Это важно помнить и понимать сейчас, когда ряд европейских государств развернул масштабную кампанию по искажению истории Второй мировой войны, в которой роль великого советского народа сведена почти к нулю. Но и этого им мало! Уже звучат голоса, желающие и вину за начало самой страшной войны в истории человечества возложить на Советский Союз. Не только Гитлер, но и Сталин. Не только немцы, но и русские… Вот их посыл.

И такую ложь они навязывают покорённым народам. Увы, такую точку зрения на нашу Великую Отечественную войну европейские и американские спонсоры киевского режима навязывают и Украине. Той Украине, которая вынесла столько страшного горя в годы Великой Отечественной войны. Той Украине, народ которой стиснув зубы мужественно переносил немецкую оккупацию. Той Украины, сыны и дочери которой в героическом порыве поднимались в атаку на немцев, чтобы добыть её одну, одну на всех – Великую Победу.

В сохранении памяти о Великой Отечественной войне большое значение имеет литература братских народов СССР. И в летопись правды о войне и мужестве народа внесли немалый вклад писатели Донбасса. И сейчас, раскрывая их книги, пробегая по их строкам, мы видим искреннюю исповедь, где каждое слово – Правда. О подвиге и предательстве, о мужестве и трусости, о выборе каждого в переломное время, когда нет возможности утаиться, отвертеться от осознания себя человеком. Человеком, а не рабом, не покорившимся перед захватчиком, не согнувшим спину. Нет, не таков русский человек. Не таков нрав народа Донбасса. Read more

Максимилиан Потёмкин – Видение

Мне тут пригрезился странный момент,
Но он будто вещий, братцы.
Иду, а ко мне подгребает мент
С желанием докопаться.
И мент говорит мне, суров и строг
(а может быть, росгвардеец):
— И кто ж тебя выпустил за порог?
Куда шкандыбаешь, перец?
И я такой робко ему в ответ: Read more

Боевые тропы Николая Стрельцова

Дипломная работа студентки Академии Матусовского Анны Воронковой, 2016 год. Сюжет основан на реальных событиях Великой Отечественной Войны, отражает историю Луганска под немецкой оккупацией в 1942-1943 гг. Материалы для фильма предоставлены Натальей Николаевной Гаврюшенко, учительницей начальных классов Луганской школы № 13 имени А. Молодчего. 

Юрий Смирнов — Снаряды

Лейтенант Александр Чурин,
Командир артиллерийского взвода,
В пятнадцать тридцать семь
Девятнадцатого июля
Тысяча девятсот сорок второго года
Вспомнил о боге.
И попросил у него ящик снарядов
К единственной оставшейся у него
Сорокапятимиллиметровке
Бог вступил в дискуссию с лейтенантом,
Припомнил ему выступления на политзанятиях,
Насмешки над бабушкой Фросей,
Отказал в чуде,
Назвал аспидом краснопузым и бросил.
Тогда комсомолец Александр Чурин,
Ровно в пятнадцать сорок две,
Обратился к дьяволу с предложением
Обменять душу на ящик снарядов.
Дьявол в этот момент развлекался стрелком
В одном из трех танков,
Ползущих к чуринской пушке,
И, по понятным причинам,
Апеллируя к фэйр плэй и законам войны,
Отказал.
Впрочем, обещал в недалеком будущем
Похлопотать о Чурине у себя на работе.
Отступать было смешно и некуда.
Лейтенант приказал приготовить гранаты,
Но в этот момент в расположении взвода
Материализовался архангел.
С ящиком снарядов под мышкой.
Да еще починил вместе с рыжим Гришкой
Вторую пушку.
Помогал наводить.
Били, как перепелов над стерней.
Лейтенант утерся черной пятерней.
Спасибо, Боже — молился Чурин,
Что услышал меня,
Что простил идиота…
Подошло подкрепленье – стрелковая рота.
Архангел зашивал старшине живот,
Едва сдерживая рвоту.
Таращила глаза пыльная пехота.
Кто-то крестился,
Кто-то плевался, глазам не веря,
А седой ефрейтор смеялся,
И повторял –
Ну, дают! Ну, бля, артиллерия!

Кинопоэзия: Ю.Левитанский «Ну что с того, что я там был…»

Стихотворение Юрия Левитанского «Ну что с того, что я там был…»

Читает: Никита Еленев, Режиссер: Антон Сазонов,
Оператор: Павел Белявский,
Продюсеры: Лариса Пятницкая, Дмитрий Рубежин, Александр Назаров,
Автор проекта: Анатолий Белый.

Микола Братан – Визволення

Микола Братан

Не замети — сонце, як розплата,
Визволення — березень, весна!
Усміхнулась біла наша хата,
Вчора ще і чорна, і смутна.

Даленіють відгомони бою,
Школа, наче вулик, загула.
І малечу не лякає зброя,
Що з громами весну принесла.

Люди оновилися неначе,
Щось у них — від березневих віт.
Ув однім-єдиниі слові «НАШІ»
Відкривався многоцвітно світ.

«Вічний вогонь». Поезії. Київ. 1975

Только эти маки

Надежда Пахмутова

30266_600Я ещё ни разу не попадала в Питер непосредственно на День снятия блокады.
Одно дело телевизор, а другое дело Питер сам собой, который и так-то – плохо замаскированный Ленинград, а в эти дни – Ленинград почти незамаскированный.
Красные гвоздики у таблички про обстрелы и детские рисунки на воротах, а мимо едет с Дворцовой прозрачная карета Золушки. И Золушка лыко в строку, потому что настоящая Золушка и волшебные окна – они внутри зимы, и войны, и метели.

Все друг друга поздравляют, и меня поздравляли, даром что по мне за версту видать туриста.
Потому что как же могут не переживать все на свете за лучший город Земли. Есть дефолт Сити, а есть дефолт Бург.

Рассказала заезжим китайцам про смысл «Блудного сына», погрустила перед Данаей. Зорким глазом осмотрела выкладку на главном стенде в «Зингере», где самый посещаемый питерский книжный.
Ну и ясное дело, придётся бичевать.

Потому что сам бог велел верным наследникам Гитлера подсунуть ленинградцам свинью пожирнее на великий праздник.
Свинья расположилась на центральном стенде с мемориальным изданиями о войне и блокаде, напротив входа в магазин. Украшена свинья была алыми маками (маки мне сразу не понравились). Называлась свинья «Памяти победы верны».

miu_pamyaty

Почётную должность свиного рыла (то есть, простите, первого рассказа в сборнике) играет произведение некой Ирины Муравьёвой «Ты мой ненаглядный».

За фамилией Муравьёва, позаимствованной у мужа (хороший маркетинговый ход, первичные ассоциации – тонкость, эксцентрика и доброта известной актрисы, то да не то) скрывается дочь успешного советского переводчика худлита Лазаря Штайнмеца Ирина Лазаревна Штайнмец. Папа известен тем, что разрабатывал золотую жилу перевода на немецкий сказок Волкова о Волшебной стране.
Дочка окончила русское отделение филфака и с середины восьмидесятых проживает в США.
Успешная семья, получившая от советской власти все возможные блага и привилегии, и успевшая утащить в клювике в США выгодный ореол фронды, которым в девяностые наши уже откровенно колбасные эмигранты похвастаться не могли. Брат Ирины — талантливый (правда талантливый и интеллектуальный) и востребованный в США художник-график. Сама она — издатель эмигрантской прессы, преподаватель русского в американских университетах, удостоена (как многие всемирно известные писатели русского зарубежья) статьи в русской Википедии.

Итак, герои нашей немуравьёвой (я слишком люблю Муравьёву-актрису) – образцовая австрийская еврейская семья, живущая где-то на румынской границе. Старший брат — преуспевающий молодой адвокат, женатый на красавице-немке, младший — непутёвый гимназист, влюблённый в пламенную еврейскую девушку Сусанну.
Семья со своими горестями и радостями благополучно доживает до … О нет, мой проницательный корреспондент, забудь Опперманов, неторопливо встающих призраками из глубин институтской программы. Забудь обо всём, чему тебя учили в проклятой советской (и даже и несоветской) школе на уроках истории.

Доживает наша семья в полном бюргерском благополучии, холе и неге сначала до передачи территорий под румынский протекторат (ничего не изменилось) и далее — до тысяча девятьсот тридцать девятого года…

Но тут то уж!
И снова не угадали!

В тысяча девятьсот тридцать девятом году румыны передают город СССР.

И именно это — самое страшное, что могло случиться с еврейской семьёй в Восточной Европе в тридцатые годы прошлого века.
Начинаются аресты, допросы и прочие ужасы Lubianki i Gulaga (у старшего брата-адвоката отобрали «Фольксваген» и самого брата в tieplushka отправили куда-то далеко, вероятно в Siberia). Позабирали и других уважамых горожан.
За этими ужасами как-то незаметно в сорок первом начинается война между русскими и кем-то ещё. Кто напал на русских (а скорее всего, напали сами русские) — совершенно непонятно, но всё советское из города вдруг исчезло, а румыны вернулись.
От этой непонятной войны герой, подбиваемый пламенной и наивной невестой, решает бежать… в СССР.
Почему вдруг бежать — непонятно.
Хотя автор вдруг оговаривается, что румыны, которые до Советов никого не трогали и не обижали, почему-то начинают бедных евреев грабить.
И почему-то герои внезапно начинают опасаться немцев (с чего бы?).

Итак, сбежав от румын, герои попадают в руки к советским военным в Виннице. Тут-то и началось.
Оказывается, счёт изнасилованным немецким еврейкам (лишь истинному литературному таланту под силу угодить сразу обоим Янусам русофобской конъюнктуры – европейской и сионистской) красные комиссары открыли ещё в сорок первом году, не дожидаясь перелома в ходе войны.
Ибо главная забота и главный мотив военкома в прифронтовом городе, который вот-вот сдадут – разжиться женщиной для утех. Под руку подворачивается подруга главного героя.
Омерзительный русский военком насилует её и убивает (писательница, впрочем, тяготея к исторической объективности и развенчанию мифов, делает оговорку, что убил случайно, поначалу не хотел), а героя загоняют в лаге… Пардон, сначала всё же не в лагеря.
Сначала его отправляют в ряды РККА, где не дают инжира, о котором он мечтает ночами, а зачем-то выдают оружие и заставляют стрелять и убивать немцев. Русские солдаты, конечно же, вместо того чтобы добыть еврейскому мальчику инжира с молоком, ничуть ему не сочувствуют, а вместо этого учат его нехорошим русским словам.
До лагерей в конечном итоге дело тоже доходит. Далее следует неминуемое знакомство с Хорошими Русскими (тм), которые совершенно случайно оказываются высланной в места отдалённые кулацкой семьёй.

Благостный финал застаёт героя с новой семьёй, новой женой — кулацкой дочкой и ребёнком (герой мужественно рефлексирует на предмет того, что женился по расчёту, но что же делать, ведь спасать свою драгоценную шкуру как-то было надо, это ж высшая цель).

Ушлые коллеги, я думаю, по ключевым приёмам типа истории с нехорошими словами поняли, что эта клюква писана с прицелом на английский перевод (а может и изначально было написано по-английски).
И нет в этой гнилой клюкве ничего нового, чего бы не было нами кушано с исторического 1985 года, случайно совпавшего с датой эмиграции маститой писательницы.
Но как принято говорить у нас, у переводчиков, важен контекст!

По моим скромным наблюдениям, русское отделение нашего филфака давно превзошло ведомство Геббельса если и не количеством, то идейностью и борзостью прославивших его махровых, нацистского толка русофобов и антисоветчиков.
Потому что не так страшно быть англистом, как мечтать об этом и не добрать баллов на ромгерм.
Лжемуравьёва не исключение.

Остальные рассказы поляковых-геласимовых о штрафниках, зверских НКВД-шниках и прочие садо-мазо фантазии на военные темы ничем новым искушённого читателя не удивят и описанной выше поделки общей нелепостью и градусом ненависти к России/СССР превзойти не могут.
Выложенные рядом на стенде писания заслуженного конъюнктурщика Гранина, переучившегося с совписа-прихлебателя в прихлебателя европейского и очередные псевдоисторические поделки подворотенного хама и неуча Исаева почти не вызывают брезгливости.
Наши совписы/сучписы* за гонорар подпишутся на что угодно, если даже остатки совести сохранили. Издательство «Эксмо» – это издательство «Эксмо», здесь всё понятно.
Не совсем понятно с владельцами книжного: кто там в лавке за Зингера? И читает ли этот кто-то то, что подсовывают читателю в главный городской памятный день?
Интуиция не подвела: маки после 2014 года – это не просто маки. Это символ забвения, вранья и ненависти.

___________________________________
* Сучпис — это не то что вы подумали, а всего-навсего аббревиатура «сучасный письмэнник», то бишь «современный писатель» на мове.

Источник

«Дiм мрiй»: театру на Обронной – 75!

Луганскому академическому украинскому музыкально-драматическому театру на Оборонной исполнилось 75-лет.  

Мы предлагаем вам небольшой экскурс в театральную историю Луганска. 

Первый в Донбассе профессиональный театр был создан в Луганске в 1922 году.

В 1939 году начинается творческая биография областного Русского драматического театра. 26 октября 1939 года в помещении Дворца культуры имени В. И. Ленина состоялась премьера и открытие Русского драматического театра. Был показан спектакль «Павел Греков» Б. Войтехова и Л. Ленча.  Но проработал театр немногим больше одного сезона. Началась Великая Отечественная война.

Театр был расформирован, но  актеры решили сохранить коллектив. Театру была предоставлена возможность выехать в Узбекистан, где он получил назначение в Наманган.

В 1941 году из актеров, эвакуированных из разных областей Украины, для обслуживания Закавказского фронта, был организован театр в Харькове. В творческий состав этого театра вошла группа украинских актеров из Винницы и Запорожья. Театр получил название Харьковский украинский театр музыкальной комедии. Он стал базой для образования Луганского украинского музыкально — драматического театра.

Свои первые аплодисменты коллектив получал в госпиталях и дивизионах подводных лодок, на зенитных батареях и аэродромах северного Кавказа, Закавказья и Черноморского флота. В мае 1944 года по приказу комитета по делам искусств УССР театр вернулся в Луганск (тогда – Ворошиловград) и с тех пор стал называться Ворошиловградский областной украинский музыкально-драматический театр.

Сезон 1998-1999 годов театр начал в новом реконструированном здании бывшего Дворца строителей по ул. Оборонной, 11, а в феврале 2002 года по приказу Министерства культуры и искусств Украины Луганском областном украинском музыкально-драматическом театре был предоставлен статус академического.

Сегодня о театре можно смело говорить как о коллективе с собственным лицом. В этом вы можете убедиться, просмотрев видео Алевтины Легещич.