• На заседании Философского монтеневского общества обсудили  книгу «Я/сновидения Набокова» (2021), составленную Геннадием Барабтарло – виднейшим набоковедом, переводчиком романов «Истинная жизнь Севастьяна Найта» и «Лаура и ее оригинал». Книга посвящена малоизвестному увлечению писателя – его эксперименту по исследованию снов, его собственных и его жены. Основу книги составляет сновидческий дневник, который писатель вел в 1964–1965 годах. Вокруг этих заметок  Барабтарло выстраивает исследование роли снов в творчестве Набокова. Благодаря докладчику Александру Мущинскому луганчане приняли участие в освоении этой новой книги в русском культурном пространстве. 

    Основной тезис докладчика состоит в том, что книга Набокова, как она представлена читателю, является художественным произведением, а точнее набросками к новому роману, экспериментом с формой. Доклад базируется на тезисе Юрия Лотмана о том, что сон представляет собой текст, для которого сновидец выступает дешифровщиком. Отвергнув фрейдистскую и мистическую интерпретацию, докладчик приходит к выводу, что работать с новой книгой нужно как с незаконченным романом в литературном контексте, и что она будет интересна специалистам-литературоведам. 

    В ходе обсуждения присутствующие коснулись таких вопросов как пророческие сны в истории и культуре, роль детства в творчестве, роль снов жены писателя в композиции книги, влияние Набокова на русских писателей (были названы Саша Соколов и Виктор Пелевин), зачем опубликован такой сырой текст, присутствует ли в снах я сновидца или в снах человек получает доступ к объективной реальности, не искаженной личностным восприятием. Также было замечено, что тему снов, памяти, жизни, смерти и любви в совершенстве раскрыл Милорад Павич в своем романе «Хазарский словарь», написанном через два десятилетия после набоковских штудий. Этот роман может выступить как возможный вариант художественного замысла творчески освоить пространство сна в литературе. 

    Арсентий Атоян обратил внимание на то, что сны могут быть источником творчества, но источником сновидений является культурная память как пространство встречи элитарной и массовой культурой. Философ подчеркнул, что Набоков был популярен и мог бы стать вождем поколения, как Сартр или Камю, однако он выбрал идеологию эстетической безыдейности, и в результате не состоялся как учитель жизни из-за отсутствия в его текстах пространства освоения, которые читатель хотел бы пройти полностью. Тайна Набокова — бегство от реальности. 

    Доклад можно прослушать по ссылке:

     

    Прослушать 

    Tags: , , , , , , , ,

  • 19 мая в библиотеке Горького. В 14.30 — начало чтения доклада. 3 этаж. Русский центр. Будет читаться доклад Александра Мущинского о впервые публикуемом дневнике сновидений В. Набокова. Доклад называется «Сновидения В. Набокова: художественный мир или дневниковая проза?»

    «14 октября 1964 года Владимир Набоков начал любопытный эксперимент. В течение восьмидесяти дней он записывал свои сны, следуя инструкциям британского философа Джона У. Данна. Цель состояла в том, чтобы проверить теорию: более позднее по времени событие находит отражение в более раннем сне. В результате возник этот уникальный дневник, в котором Набоков записал шестьдесят четыре сна (и последующие дневные эпизоды) на 118 карточках».

    Вход свободный. Приглашаем к обсуждению всех интересующихся литературой, психологией, философией.

    Tags: , , , , , , ,

  • На заседании Философского монтеневского общества обсудили доклад «Прустовская интонация в романе В. Набокова «Лолита»».

    Докладчик Александр Мущинский сравнил оба романа — «В поисках утраченного времени» и «Лолиту», проанализировал критику ранних романов Набокова, в которых автора сравнивали с Прустом и обосновал оригинальность и самостоятельность творчества Набокова, определил общие темы и образы произведений. В обсуждении были затронуты вопросы об истине в искусстве, эпигонстве и оригинальности в литературе, актуальности творчества писателей модерна в XXI веке, а также о том, должен ли писатель быть нравственным ориентиром и можно ли в школе изучать «Лолиту». Слушайте, делитесь мнением!

    Доклад

    Вопросы

    Мнения

    Через неделю, 2 декабря, ФМО обсуждает доклад «Рождение новых культур. Обстоятельства времени»

    Tags: , , , ,

  • Продолжаем обсуждать философские смыслы русской литературы! В ближайшую среду, 25 ноября, на заседании ФМО состоится доклад Александра Мущинского «Прустовская интонация в романе В. Набокова «Лолита»».

    Луганчане, которые любят Пруста и Набокова, имеют возможность послушать профессионала и поделиться собственными впечатлениями. 

    Начало в 14.30, в Русском центре библиотеки Горького.

    Tags: , , , , ,

  • Роман Владимира Набокова «Бледное пламя» очередной раз демонстрирует высочайший уровень владения словом. Композиционно книга представляет собой поэму Джона Шейда и комментарии к поэме, составленные его коллегой по колледжу Кинботом. Поэмы занимает примерно четверть книги, основной сюжет разворачивается в комментариях. Чтобы понять смысл событий, нужно прочитать книгу не один раз, так что кто боится спойлеров, тому здесь делать нечего.

    Поэма Шейда – автобиографическая. Само по себе великолепно мастерство поэта, который создает невероятные стихи о спокойной жизни провинциального преподавателя. Вот, например, взятое наугад описание природы:

    В тетрадях школьных радостным лубком
    Живописал я нашу клетку: ком
    Кровавый солнца, радуга, муар
    Колец вокруг луны и дивный дар
    Природы – «радужка»: над пиком дальним
    Вдруг отразится в облаке овальном,
    Его в молочный претворив опал,
    Блеск радуги, растянутой меж скал
    В дали долин разыгранным дождем.
    В какой изящной клетке мы живем!

    Но самое интересное разворачивается в комментариях. Комментатор уверен, что в своей поэме Шейд зашифровал историю короля Земблы, который был свергнут экстремистами, сидел под арестом во дворце, бежал по подземному ходу и скрылся в другой стране. Также в поэме есть мистический план, поскольку в ней предугадан маршрут убийцы короля, посланного в погоню экстремистами.

    Посмотрим, каким методом пользуется комментатор, чтобы найти все эти удивительные вещи в поэме о житейских перипетиях скромного американцы. Первые несколько строк второй песни выглядят следующим образом:

    Был час в безумной юности моей,
    Когда я думал: каждый из людей
    Загробной жизни таинству причастен,
    Лишь я один – в неведеньи злосчастном:
    Великий заговор людей и книг
    Скрыл истину, чтоб я в нее не вник.

    Комментарии к этим строкам таковы:
    Был час – комментатор устанавливает, в какой именно день и час поэт написал эти строки;
    Загробной жизни – длинные рассуждения о христианских и атеистических взглядах на посмертие;
    Великий заговор – подробное описание операций роялистского подполья Земблы по спасению короля, а также биография убийцы, посланного экстремистами;
    Людей и книг – перечисление мнений поэта Шейда о разных авторах и учениях, включая марксизм и фрейдизм.

    Таким образом, в шести строках скрывается множество отсылок к самым разным происшествиям, временам, идеям, и в конце концов оказывается закодирован огромный объем информации.
    Таким методом Кинбот комментирует всю тысячу строк поэмы. Комментарии постоянно ссылаются друг на друга, комментатор признается, что кое-где он приврал и подделал текст, одним и тем же событиям дается несколько объяснений, и в целом вся эта грандиозная система ссылок, отсылок и кодов охватывает всю жизнь короля и тех, кто его знает, и содержит ответы на любые вопросы о современном мире.

    Борхес описал принцип, по которому работал Набоков, в эссе «По поводу классиков»:
    «Классической является та книга, которую некий народ или группа народов на протяжении долгого времени решают читать так, как если бы на ее страницах все было продуманно, неизбежно, глубоко, как космос, и допускало бесчисленные толкования».

    Набоков показал нам, как это делается на практике, выступив сам и как автор текста, и как множество читателей, создающих бесчисленные толкования. Вселенная в миниатюре, модель культурного космоса.

    В эпоху постмодерна считается, что классическим может быть любое произведение. Если уделить достаточно внимания звену «народ решает», и применить современные методы управления сознанием, то можно сделать классикой и Шевченко, и кто там на этой роли в несчастной Белоруссии. Набоков честно показывает, что будет, если пытаться впихнуть в текст невпихуемое: безумный мир рушащегося сознания.
    Книга очень сложная, но читать стоит. В конце концов, это не «Критика чистого разума», прорваться к смыслу можно за обозримое время. А раз можно, то значит, нужно.

    Tags: , , , ,

  • Бывают ночи: только лягу,
    в Россию поплывет кровать;
    и вот ведут меня к оврагу,
    ведут к оврагу убивать.

    Проснусь, и в темноте, со стула,
    где спички и часы лежат,
    в глаза, как пристальное дуло,
    глядит горящий циферблат.

    Закрыв руками грудь и шею,-
    вот-вот сейчас пальнет в меня!-
    я взгляда отвести не смею
    от круга тусклого огня.

    Оцепенелого сознанья
    коснется тиканье часов,
    благополучного изгнанья
    я снова чувствую покров.

    Но, сердце, как бы ты хотело,
    чтоб это вправду было так:
    Россия, звезды, ночь расстрела
    и весь в черемухе овраг!

    1927, Берлин

    Tags:

   

Recent Comments

  • А мне нравится и музыка и стихи...
  • Донбасс- это Украина! Мы победим. ...
  • Чисто механический подход, закон...
  • Людмила, благодарю за ваш отзыв! ...
  • Спасибо! Я рада, что это не мои ли...