Tag Archive for Время Донбасса

Филолог Сергей Ильин: «Великое русское слово господствует во «Времени Донбасса»»

О литературном, историческом и мировоззренческом значении альманаха Союза писателей ЛНР "Время Донбасса" ЛИЦ рассказывает кандидат филологических наук, доцент, заведующий кафедрой русской и мировой литературы Луганского государственного университета имени Тараса Шевченко Сергей Ильин.

Выход альманаха Союза писателей ЛНР "Время Донбасса" — большое событие в жизни Донбасса. Луганские, донецкие и российские писатели сделали попытку художественно осмыслить те радикальные изменения в общественном сознании и внутреннем мире человека, которые принесла "русская весна". Создание Луганской и Донецкой Народных Республик, пробуждение русского самосознания, защита родной земли от бандеровской сволочи, вера в будущее и готовность бороться за него — эти новейшие явления современной истории Донбасса нашли свое отражение на страницах сборника. Это не гламурная и постмодернистская литература, это акт мужества, это клятва и детям, и могилам, что "нас покориться никто не заставит!"

"Время Донбасса" — это наше новое время, это время Русского мира, которое заставляет обратиться к нашим истокам, вспомнить автора "Слова о полку Игореве", Каялу-реку (Северский Донец), место битвы русского князя с половцами, и бессмертный рефрен этого гениального произведения: "О Русская земля! Уже ты за холмом!" Сегодня другие "поганые полки" топчут нашу землю, но русский народ, как Буй Тур Всеволод, говорит Луганску: "Один брат, один свет светлый — ты, Игорь! Оба мы Святославичи!" Авторы "Времени Донбасса" верят, что потомки князя Игоря не повторят его ошибки и не допустят раскола в Русском мире. Осознание Донбасса как неотъемлемой части Русского мира — одна из основных мыслей сборника Союза писателей ЛНР.

Разделы альманаха "Поэзия", "Проза" и "Драматургия" можно было бы дополнить новым разделом — "Публицистика". Вышедший чуть ранее сборник очерков главы Союза писателей ЛНР Глеба Боброва "Луганское направление" воспринимается со "Временем Донбасса" как единое целое. Публицистика Глеба Боброва просто обжигает душу, это большая, настоящая публицистика, которая впитала лучшие традиции великой русской литературы: любовь к родине, высокую нравственность, боль за человека, оперативность и подлинность. Очерки Глеба Боброва — это художественный документ эпохи, это правда о гражданской войне на Донбассе, это свидетельство борьбы народа Донбасса за единство с Русским миром.

Как ни странно, у "Времени Донбасса" есть и хулители, которые будто бы пекутся о чистоте и культуре русской речи, о пагубности влияния (особенно для детского сознания) обсценной лексики. Где же они видели войну с парламентскими речами и ораторским красноречием? Иногда свое непосредственное эмоциональное отношение к карателям луганской земли поэты и их читатели выражают предельно емко и кратко, без чистоплюйства. Их искренняя реакция тоже черта времени, свидетельство неприятия украинского фашизма на эмоционально-бытовом уровне. Что же касается допустимости обсценной лексики в художественной литературе, то этот вопрос давно решен: отобразить правдивую картину современной жизни высушенным, дистиллированным, кастрированным языком невозможно.

Художественный уровень альманаха свидетельствует о том, что литература Донбасса находится на подъеме. Поэзия Натальи Романовой и Елены Настоящей могла бы украсить страницы ведущих российских литературных журналов. Талантливая пьеса Глеба Боброва "Оглашение Крама" ждет своего неординарного режиссерского прочтения.

Спасенное от плена великое русское слово господствует во "Времени Донбасса". Его, вслед за Анной Ахматовой, мы пронесем свободным и чистым и передадим своим внукам — навеки!

ЛуганскИнформЦентр — 10 июля — Луганск

Теркулов В. «Ангелочек…»

Сборник "Время Донбасса" (Луганск, 2016) незаменимое пособие для всех, кто хочет разобраться с тем, что же произошло здесь за последние два года, ведь писатели — это своеобразный барометр общественного сознания, чувств, мыслей, желаний и настроений всех живущих здесь людей. Любая фальш, любое прегрешение против истины незамедлительно скажется на уровне письма.
Сегодня мы обращаем Ваше внимание на творчество В. И. Теркулова, доктора филологических наук, профессора, завкафедрой Донецкого университета. Его стихотворение "Ангелочек…" проникнуто необыкновенным лиризмом, радостной открытостью жизни.

Ангелочек, смешная пичуга, студентка филфака,
Она плачет, но точно не знает, а нужно ли плакать,
Если хочется плакать: сирень во дворе расцвела…
И раскрытая книга — таинственная Каббала…

Ах, как хочется плакать под дождь проливной просто так,
Под стихи о любви, Бахтина, семинары, филфак,
Под ненужные встречи и нужные встречи, под смех
Незнакомых людей, под придуманное не для всех…

Вот такие дела, потому что за окнами жизнь.
Если хочется плакать, так плачь, если нет — веселись,
Но забрезжит рассвет, запах кофе, и ласковый душ,
И осколки ночного дождя в безотчетности луж.

И маршрутка заполнена снами спешащих людей,
А еще по дороге есть церковь, театр и музей,
И еще много лет впереди, и опять моросит,
И дождем омывается серых скульптур неолит.

День пройдет в ощущении свежести первой грозы,
В неосознанных чувствах, в смятении новой весны…
Ну а в книге опять Одиссей, Агамемнон, Итака…
Ангелочек, смешная пичуга, студентка филфака.fmUclDR9Tro

Время Донбасса. Марк Некрасовский

12622464_161414327566782_8019348558965259323_o

Поэтические ресурсы Донбасса поистине неисчерпаемы. Развиваются все жанры, темы и ритмы поэзии (за исключением скучных). Всякий может убедиться в этом открыв сборник "Время Донбасса" (Луганск, 2016). Сегодня мы представляем читателям творчество замечательного поэта и доброго, умного человека Марка Некрасовского.

 

 

Лисичанской юной самообороне

Не принимали их всерьёз — 
Зачем мальчишки на войне?
Пусть поиграют — не вопрос, —
Пока наш город в тишине.

А город окружает враг.
И город наш не удержать.
А значит, твёрже, братья, шаг,
И, прорываясь, отступать.

Не принимали их всерьёз.
Ушли. Не взяли их с собой.
Ну что ж, не надо горьких слёз.
Прорвёмся — даже если бой.

И прорывались пацаны,
И гибли в ярости атак,
И были танки сожжены,
И погибал их взрослый враг!

Девчонке лишь шестнадцать лет —
С гранатами под танк легла.
А значит — Украины нет.
Ты, Украина, умерла!

Ты, Украина, умерла,
Когда нацисты взяли власть.
Ты, Украина, умерла.
Ты разрешила им напасть!

Войну затеяв на года,
Ты разрешила убивать!
Сжигаешь сёла, города,
Теперь ты мачеха — не мать!

Война пришла к мальчишкам в дом.
Она, конечно, не игра.
Когда идёт война со злом,
Они — на стороне добра.

Не принимали их всерьёз…

 

Круглый стол «Выбор Донбасса» завтра в 14-30

Внимание! Завтра в 14-30, в русском зале Республиканской библиотеки имени Горького состоится "круглый стол" посвященный подготовке нашего нового сборника "Выбор Донбасса", запланированного к выпуску в начале 2017 года.

В работе форума примут участие наши дорогие гости — донецкие друзья Владислав Русанов, Владимир Скобцов и Анна Ревякина. 

Марина Москвина. Стихи из сб. «Время Донбасса»

Уже объявлен сбор материалов второго номера «Времени Донбасса», а мы еще не успели познакомить читателей со всеми публикациями первого (Луганск, 2016).

Сегодня мы читаем произведение известной крымской поэтессы, литературного критика, публициста, культуртрегера Марины Москвиной. Сквозь сложную ткань стиха просвечивает извечный конфликт чувства и долга, смирение перед высшими требованиями человеческой совести.

 

  * * *

 И снова, как в душную сказку, иду домой,

 где ждет меня мой суровый сепаратист.

Не нравится «ангел мой» — будешь «чёрт немой».

 И выключи новости — будь хоть минуту чист…

 Я чертова женщина, я не могу смотреть

 всечасно: убили, сожгли, разбомбили дом…

Я плакала, помнишь? И будет со мною впредь.

Сначала увижу тебя, а потом — потом.

Ты хочешь быть там. Я хочу, чтобы ты был здесь.

 Пусть это смешно, но убьют тебя — я умру.

Тебя не берут, потому что уже не весь,

 уже не мальчишка — не сможешь ты, как в игру,

 играть в эту правду, раскрашивать в бело-синь

с подстрочником красного черный, лохматый свет.

 Ты слишком серьезен, покинутый асассин.

Ты ждешь лишь приказа. Не нужен тебе ответ

 на сотни вопросов сведённого бытия,

и несть философии, Бога тем паче несть.

Ты мыслишь иначе, чем полусвятая я,

 чем те, у кого перебитое сердце есть.

Меня отучают писать о себе, своё:

 о том, как мне больно и страшно, — не полусловь.

 Иначе — «слабачка». Но им невдомёк:

даёт мне силы моя незастреленная любовь.

 Чем новости слушать, пойду испеку пирог.

Занятье рукам — полусладок его бальзам.

Не нужно мне видеть: ты снова — как за порог —

туда, где нет места ни Господу, ни слезам.

eurafaja

Начата подготовка к изданию второго сборника «Время Донбасса»

Министерство информации, печати и массовых коммуникаций и Союз писателей (СП) ЛНР объявили о начале подготовки к изданию второго литературного сборника "Время Донбасса". Об этом на пресс-конференции в ЛуганскИнформЦентре сообщили заместитель министра информации, печати и массовых коммуникаций Максим Беспалов и руководитель СП ЛНР Глеб Бобров.

"Данный сборник будет продолжением предыдущего сборника "Время Донбасса" и имеет рабочее название "Выбор Донбасса", — рассказал Беспалов.

Он отметил, что сбор материалов для формирования сборника, начиная с сегодняшнего дня, будет проходить до декабря 2016 года.

Read more

Марина Кудимова. Время Донбасса (рецензия)

w620h420

Литератор Марина Кудимова: "В критическом снисхождении сборник "Время Донбасса" не нуждается"

О ярком художественном осмыслении в сборнике "Время Донбасса" войны гражданской, ставшей Отечественной, ЛИЦ рассказывает известный российский литератор, поэтесса Марина Кудимова.

 

"Развяжи мои губы словом…"

Альманах Союза писателей ЛНР "Время Донбасса" выстроен по всем правилам подобных сборников: тематически объединенные стихи, проза и драматургия под одной обложкой. Вот только повод для издания особый: Война. Само это слово и обстоятельства, в нем скрытые, подспудно предполагают некую журналистскую или пусть художественную, но торопливо слепленную канву. Ведь донбасская война с героическим сопротивлением Народных Республик нацистской экспансии продолжается. И нет пока паузы на художественное осмысление подвига Донбасса, на взгляд с порядочной временной дистанции. Недаром Елена Настоящая пишет:

Нет, это не "Тихий Дон".

И даже не "Война и мир".

Хотя похоже…

Конечно, прежде всего, в истории останется сам этот подвиг. Чем бы ни закончился русский бой за самостояние Новороссии, память народа сохранит его героический посыл. Но подвиг без литературного осмысления, без художественного освоения и запечатления мало-помалу превращается в миф. И только литература гарантирует ему адекватное содержание и форму.

Ни в малейшем критическом снисхождении сборник не нуждается. Публикации отличаются высоким литературным качеством практически без исключений.

Чрезвычайно интересна проза, где самые популярные писатели — Сергей Шаргунов, Герман Садулаев и другие — предстают в новой для себя и читателя ипостаси. Особого внимания заслуживает раздел драматургии с интереснейшим опытом Глеба Боброва "Оглашение Крама". И все же я позволю себе остановиться подробно на поэтической рубрике. Потому что именно в поэзии – наиболее оперативном, нервном и емком жанре литературы – отражается, словно в капле, преломленный опыт человека и народа. Только поэзия способна увидеть "небо в чашечке цветка" и весь современный мир – в поле "жаркой бойни, скосившей злак" (Вера Агаркова).

Русская военная поэзия – от Державина до Симонова и от Пушкина до Межирова – тема неисчерпаемо огромная. "Во дни торжеств и бед народных" она была траурным эскортом, сопровождающим погибших, и знаменем, возвышающим живых. Стихотворение "Жди меня" стало своеобразной гражданской молитвой, которую повторяли из уст в уста и которой перекликались фронт и тыл. Я уверена, что многие стихи "Времени Донбасса" напрочь опровергают десятилетиями внедряемое мнение о якобы утраченном интересе к поэзии и катастрофически внутрикорпоративном ее бытовании. Эти стихи доказывают совершенно обратное!

Только поэтическое слово способно на мгновенную сверхэмоциональную реакцию в ситуации, когда "Тихий Дон" писать попросту некогда – разбомблен кров и расщеплен снарядом стол, за которым может быть создана трудоемкая эпопея. А стихи пишутся где и когда угодно, не требуя ни комфорта, ни документальной оснастки, ни большого времени. Они складываются в походе и на пожарище, как "Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины", у дорогой могилы, как "Враги сожгли родную хату", прямо среди боя, как лучшие главы "Василия Теркина". Безусловно, есть великая поэзия, рассчитанная на долгую историческую память – Пушкин не участвовал в Полтавской битве, а Лермонтов – в Бородинском сражении. Но пушкинский "Делибаш" и лермонтовский "Валерик", написанные по непосредственным впечатлениям, равновелики "Полтаве" и "Бородину". Стихи альманаха рождены разрывами и ночными обстрелами, моментальными смертями и командирскими решениями. Тем они и бесценны – при всем ужасе совершающегося.

Великую поэзию рождают не только великие победы. Поражения и отступления, неизбежные во всякой войне, тоже способствуют вдохновению, ибо его природа неуловима и никем не определена. Почему Афган и Чечня не оставили сколь-нибудь заметного следа в поэзии? Почему сложнейшая затяжная Кавказская война родила непревзойденные шедевры? Почему малоудачная Крымская война создала целый новый жанр – военную прозу Льва Толстого? Вразумительного ответа нет. Но лишь два типа войн неизменно оставляют после себя полярную, непримиримую на поверхностный взгляд и несокрушимо подлинную литературу – война гражданская, где, как пишет автор сборника Валерий Сурненко, "у всех своя правда, и все не правы", и война за Отечество. А битва за Новороссию соединяет и то, и другое в одном страшном и прекрасном лике.

Здесь нет выбора – что лучше: без стихов, зато без войны, или с войной, но со стихами. Мы не выбираем историю – она беспристрастно выбирает нас. Вот стихи Сигиды-старшего и Сигиды-младшего. Старший пишет:

в нашем рабочем посёлке

каждая хата — блокпост

Младший с молодым темпераментом вторит:

Те, кто не спился в девяностых,

Кто не сторчался в нулевых,

Не сгинул в наркохолокосте

От огнестрельных, ножевых —

Сегодня здесь.

Сильнейшее впечатление от поэзии сборника – ее соприродность, неотделимость от крови и почвы, пропитанной этой кровью. Елена Заславская, чья подборка представляется одной из самых мощных, воплощает эту неразрывную взаимосвязь:

Последний пласт. Из недоступных недр.

Наверх. Из самой преисподней.

История желает перемен

И крутит, крутит, крутит чёрный жёрнов.

Мы стали чёрным хлебом на войне,

А были… были золотые зёрна.

Тему продолжает вопрошание Светланы Сеничкиной:

Как, если корни вырвешь из земли,

Живым остаться?

Вот в этих корнях вся сила – и истории, и литературы! С течением времени любые противоречия сглаживаются, и остается единое тело народа, воплощенное в национальной словесности. Но что останется от "майдана"? Неумелые косноязычные вирши "Никогда мы не будем братьями"? А от Времени Донбасса – без кавычек – останутся, в этом нет сомнений, обильные страницы, заполняющиеся на наших потрясенных глазах.

Я не случайно назвала свои беглые заметки строкой Анны Ревякиной "Развяжи мои губы словом…" Обезвоженная постмодернистскими тщетными ухищрениями русская поэзия в лице молодых Республик обретает новый голос. Так Великая Отечественная вдохнула жизнь в советскую поэзию, дала свежие имена, изменила интонационный строй. Словесное запечатление трагедии и подвига Донбасса не утешит всех обездоленных и уж точно не воскресит безвинно погибших. Но в будущем – и утешит, и воскресит, и вдохновит пока неизвестных нам и бессловесных творцов. Ведь, по слову уже цитированной Елены Заславской:

Эти русские мальчики не меняются:

Война, революция, русская рулетка.

Умереть, пока не успел состариться,

В девятнадцатом, двадцатом,

Двадцать первом веке.

Великое дело сделано Глебом Бобровым сотоварищи, без скидок великое!

***

Марина Кудимова – известный российский поэт, прозаик, эссеист, историк литературы. Член Союза писателей СССР и член Союза писателей Москвы. Лауреат ряда литературных премий, в том числе Бунинской и Международной премии "Писатель XXI века".

 

 

Наталья Мавроди. Стихи

cHkz0-P11vE

За праздничными заботами и хлопотами мы не забываем заглядывать в сборник "Время Донбасса" (Луганск, 2016) — наиболее представительное собрание поэзии, прозы и драматургии нашего края последних двух лет. 
Сегодня мы с особенным волнением предоставляем слово Наталье Мавроди — поэту по праву заслужившему всеобщую любовь и уважение своим замечательным талантом, своей мудростью, афористичностью, с которой она умеет вместить в несколько коротких строчек ответы на важнейшие проблемы бытия.

 

 

ЛУГАНСКОЕ ЛЕТО 2014 ГОДА
Мы — заключённые войны.
Дома, квартиры — казематы.
Не знаем за собой вины —
Лишь тем, что живы виноваты.
Вновь — росчерк залпов за окном
И в щели воздух жарко дышит.
И страшной жатвы дальний гром
Поля багровые колышет.
Осколки, пули всех мастей
Жужжат и жалят наши души,
И сводки разных новостей
Нелепостью мозги нам сушат.
А где­то там за горизонт
Всё так же облака стремятся
И разноцветный пляжный зонт
Беседует с журнальным глянцем.
Решают тысячи проблем —
Жизнь так сложна и непонятна!
У нас же главная из тем:
Чем смыть с асфальта крови пятна.

 


* * *
Границы, границы, границы…
Заборы, заборы, заборы…
Рассечены сёла, столицы,
Рассечены реки и горы.
Рассечены судьбы и души,
Сердца размежёваны грубо,
Сковала и море, и сушу
Болезни смертельной остуда.
Планета Земля на закланье:
Сады, перелески и пашни —
Мы прокляты непониманьем
У стен Вавилоновой башни.
Когда ж разорвём эти сети
И Землю любовью согреем? —
Единого семени дети.
Но… делим всё, делим и делим.

Григорий Егоркин. Разговор с пленным

В сборнике "Время Донбасса" (Луганск, 2016) который мы с вами читаем, наряду с писателями собственно донбасскими, представлено творчество нескольких авторов из России, наряду с молодыми и необстрелянными (я выражаюсь фигурально, потому что в буквальном смысле все здесь обстреляны) есть и авторы маститые, имеющие свое имя в литературном мире. К последним принадлежит Григорий Егоркин (наст. имя — Геннадий Геннадиевич Григорьев) — поэт и драматург из Челябинска. В стихотворении "Разговор с пленным" автора отличает умение увидеть в поверженном враге человека, стремление победить, сохранив человечность.

РАЗГОВОР С ПЛЕННЫМ
Он приткнулся в углу на матрасах —
Молодюсенький, двадцать не дашь.
Бинт на шее, синяк возле глаза,
И в засохшей грязи камуфляж.

Миска с кашею.
Кружка с водою.
На часах — с карабином казак.
Эй, герой! Со вчерашнего боя?
Приподнялся малой:
Точно так.
Неказиста у хлопца фатера,
Свет скупой из­-под самых стропил…
Получается, из БТРа
Ты по мне разрывными лупил?

Дело прошлое — всей нашей роте
Было жарко от вашей брони
Пожимает плечами:
Выходит,
Я стрелял по тебе. Извини.

Но и вы наподдали рассолу,
С двух шмелей взяли нас на прицел.
Вот тогда и убило Миколу,
А Толян в БТРе сгорел.

Зуб за зуб или око за око…
Так, кажись, испокон говорят?
В том бою потеряли мы Дока
И трёхсотыми пару ребят.

Дать за Дока бы в лоб со всей дури,
Так домой Док хотел к декабрю!..
Держит что­-то однако.
Закурим?
Виноватый смешок: Не курю.

Не идёт разговор.
Между нами
Боль.
Война.
Окаянные дни…
Мне б короткий звонок…
Мне бы маме…
Достаю телефон:
Позвони.

a963f760e1ea48bb4081ff78b37f6e0c28dc9367

Александр Сурнин. Андрей

 

                        Одним из редакторов сборника «Время Донбасса» (Луганск, 2016) являетсяАлександр Сурнин – известный в Донбассе поэт и бард. Причем, обе эти стихии существуют в еготворчестве «неслиянно и нераздельно». Пока эти строки на бумаге – это высокая поэзия, а взял автор в руки гитару да запел – вот уже и песня. Главное качество этих стихов – лиризм, понимаемый как проницание всего, о чем пишешь, сильным чувством, песенной интонацией, песенной ритмикой, песенной образностью.

АНДРЕЙ

Когда я буду изгнан из Эллады…

За что? Не знаю. Может быть, за то,

Что строчку написал не так, как надо,

Иль не подал правителю пальто,

За то, что я, зациклясь на обиде,

Воткнул нахалу точно в почку нож

И спьяну на гражданской панихиде

Устроил безобразнейший дебош,

За то, что я, оставшись непокорным

И чести ни на йоту не поправ,

Сказать сумел нечеловеку в форме,

Что он во всяком случае неправ,

За женщину, за книгу, за идею,

За истину, за родину, за суть,

За то, что приковали к батарее

И долго били, только толку — чуть,

За всё, что мне припишут и предъявят,

Присочинят, приладят, подберут

За то, что объяснят, что я не вправе

Протестовать, и в несколько минут

Состряпают указ уйти в изгнанье,

В чужбину, в неизвестность и в беду, —

То, отплевавшись матерною бранью,

Я соберусь, побреюсь — и уйду.

 

Но куда ж мне идти, если юг — за водой,

Если запад хвалёный по­прежнему дик,

Если я не прельстился Полярной звездой

Но востока коснулся хотя бы на миг?

А придя на восток, я пойму — не моё,

Там чужая страна, там чужое житьё,

Только юг — за водой, а на западе — дрянь,

И на север уйду через Тьмутаракань

По степи, по лесам, по болотам, по мхам,

Через Днепр, через Сож, озираясь назад,

Улыбаясь во тьме приходящим стихам,

Добреду от востока до северных врат,

Там настигнет тоска, там накатит запой,

Там любовь потихоньку задует в дуду,

И потянет в дорогу, но юг — за водой,

А на запад, на запад — убей не пойду.

И опять по степи, и опять по лесам,

По дорогам пустым, через грязь, через грусть,

И — растаяв от ветра, шепнуть небесам,

Что когда­нибудь я непременно вернусь —

Облачком, деревцем, чёрною кошкою,

Лаем собачьим, ночною гармошкою,

Скрипом калитки, огнями за окнами,

Рыбьей икринкой и лужей глубокою,

Камнем в ногах, огоньком на пожарише,

Хлебною коркой, надёжным товаришем,

Яблоком, вереском, бледною птицею,

Кем­то придуманною небылицею,

Всем, что увидится, всем, что услышится,

Всем, что расскажется, всем, что напишется,

Всем, что ценой дорогою достанется —

Всюду частица моя да оста…

 

Вот и всё. Поманила в дорогу беда.

Нет на запад пути, а на юге — вода.

Только знайте, что я отовсюду вернусь,

Ибо ждёт меня Питер и ждёт меня… Русь.